Ольга Богомолова, психолог
г. Ярославль

«Движение — это закон нашей цивилизации. Мы не можем застыть в одном состоянии. Мы — не горы».

Время чтения — 12 минут
«Быть человеком»
Фонд психологической помощи

Ольга Богомолова, кризисный психолог, сексолог, специалист по половому воспитанию и сексуальной безопасности детей и подростков, автор курса для родителей «Детям про ЭТО: честные ответы на неудобные вопросы», эксперт Всероссийской национальной родительской ассоциации при Министерстве просвещения РФ — об отношении к переменам и внутреннем Минотавре.

Если мы воспринимаем изменения как ухудшение себя, значит, будет хуже. У нас будут испорченные нервы, а плач и переживания эмоционально изматывают.


Лейла Хусяинова
Ведущая радио «Ватан»
— Ольга, вы работаете в службе психологической поддержки 24/7 сообщества «Чёрный Квадрат». Какими качествами должен обладать человек, чтобы работать на горячей линии?


Ольга Богомолова
Психолог
— Спасибо за вопрос. Отвечу словами человека, которым восхищена: «Прежде всего психолог, как человек, должен обладать жизнестойкостью».

Мы живём в очень сложное время, когда нас проверяют на прочность. Сейчас мы все сдаём экзамен. Это время, когда сбрасываются маски не только политические. Человек предстаёт во всём своём великолепии или во всей своей жалкости.

Первым действием всегда хочется поддержать и обогреть. При этом я прекрасно понимаю, что если я возьму на себя всю эту боль, меня хватит на несколько дней. Я для себя решила, когда происходит нечто, на что лично я не могу повлиять, оценочные суждения меня уведут только в невроз.
Каждую мысль, которая поступает в мою голову, я оцениваю с позиции: «Куда она меня ведёт: к действию или к неврозу?». Я поняла, что надо действовать. Чем я могу быть вам полезна сейчас? Это в некоторой степени позиция врача. Есть люди, которые нуждаются в моей профессиональной помощи, хотят получить инструменты, которые позволят им это пережить. Поэтому я собрала всю свою жизнестойкость, которая у меня была, ещё раз перечитала одну из моих любимых книг — «Выбор» Эдит Евы Эгер.

Я не была совершенно спокойной, но включилась в работу горячей линии по максимуму. В первый день у меня было 12 человек. Это было самое сложное время. Уже к вечеру я плохо себя помнила, была абсолютно уставшая. Я поняла свою пропускную способность. Сколько людей я могу таким образом поддержать. Потому что заявки были очень разные. Звонили люди, которые находились далеко от военных действий, но пребывали в страхе и в шоке. Звонили и те, кто непосредственно там находится. Я быстро себя смогла организовать и начала работать. Что и сейчас делаю.

Лейла Хусяинова
— Ольга, вопрос к вам как к кризисному психологу. Перемены, которые мы все переживаем, имеют планетарный масштаб. Такое никто из нас не проживал. Тем не менее, кризисы сопровождают человека постоянно: личностные и бытовые, случаются и аварии, и катастрофы. Что делать в ситуации острого кризиса? Можете назвать 5 пунктов, которые могут помочь человеку? Не «стадии принятия», которые повторяют некоторые коучи, а конкретные практические вещи, которые можно сделать в случаях, когда на человека одномоментно сваливается всё и сразу. В одно мгновение мир меняется на 360 градусов.

— Прежде всего нужно понять, насколько ты можешь повлиять на всё происходящее, чётко разграничить возможность своего контроля и управления.

Это поможет избежать гнева и агрессии. Того, что в самый необходимый момент ворует у нас колоссальное количество энергии. Вместо того, чтобы думать: «Что сделать?», мы начинаем думать: «За что нам это?» Не думайте: «За что?», думайте: «Зачем?» Это послано нам всем, кому-то в большей степени, кому-то в меньшей. Пожалуй, нет таких людей, кто был бы далёк от происходящего.

Вы совершенно верно сказали, что идёт трансформация планетарного масштаба. Мы, может быть, даже не осознаём этого. Поэтому чётко разграничиваем контроль над ситуацией. Если мы не можем управлять и контролировать ситуацию, мы делаем то, что должны сделать здесь и сейчас.

Второе: каждую приходящую мысль нужно анализировать. Куда это меня ведёт: в эмоции, невроз или в действие? И всегда делать какое-то действие.

Третий пункт: подумать, кому ты сейчас можешь помочь. Это очень важно, потому что выводит людей из состояния жертвы. Всегда есть кто-то, кто может в тебе нуждаться. Хотя сейчас модно говорить, что помогать нужно в состоянии ресурса и изобилия. Но если находишься в стрессе, то какой может быть ресурс? О каком избытке изобилия может идти речь?

Ольга Богомолова
— Если с вами ваше здоровье и здравый смысл — это уже огромный ресурс! И вполне возможно, в данный момент вы можете помочь тому, у кого этого нет. Это создаёт ситуацию, которой вы можете управлять.

Это очень важно, потому что самое страшное — это начать себя жалеть. Когда страшно и ужасно, нужно сделать так, чтобы в этот момент выжить, просто выжить. Я вспоминаю слова Эдит Евы Эгер: «Если я сегодня выживу, завтра я буду свободной». Из этого вытекает четвёртый пункт: всегда строить планы на завтра.

В какой бы ситуации вы не находились, вы всегда должны иметь маленький план того, что будет завтра. Хотя бы представление, потому что это даёт возможность не терять связь с жизнью.

Ощущать себя здесь и сейчас — это не значит не думать о себе в завтрашнем дне. «Завтра, я пополню запасы воды». «Завтра я попробую узнать, каким образом я могу куда-то перемещаться». «Завтра я попробую узнать информацию о людях, которые меня интересуют». Всегда должен быть план на завтра. Если есть план на завтра, значит, всегда есть надежда, и она поддерживает человека.

Ну, и 5-ый пункт, может, несколько высокопарный. Пожалуйста, не забывайте, о том, что человек приходит на эту землю, чтобы быть счастливым и любить. Поэтому не переставайте думать о людях, которых вы любите. Концентрируйтесь на том, что у вас сейчас есть, а не на том, чего у вас нет.
Никогда не будет спокойно, но всегда будет интересно.
Это очень важно. Если у вас сейчас есть три бутылки воды — это здорово. Возможно, у кого-то воды нет вообще, или её меньше, чем у вас. У вас есть здоровье, вы не больны, у вас ничего не сломано. У вас есть надежда. У вас есть какие-то запасы, есть какие-то связи. Просто сидите и вспоминайте, чем вы сейчас богаты, что имеете. То, где вы сейчас находитесь не имеет значения.

Люди обращаются часто с вопросами: «Что мне делать, у меня заблокированы счета? У меня пропали деньги». Я отвечаю: «Давайте прямо через запятую вспоминать и перечислять то, что у вас есть сейчас». И оказывается, что столько всего есть, по сравнению с тем, чего нет. И это очень сильно работает и бодрит. Это про любовь к жизни. Про любовь к тому состоянию, которое у человека сейчас, как бы это абсурдно ни звучало.

Нам бы всем хотелось прожить эту жизнь на райском острове, созерцая океан, в кругу любимых, с гарантированным жизнеобеспечением. Ещё желательно, чтобы и внукам жилось бы также. Хотелось бы знать, что ничего не поменяется. Раньше у нас это было. Я родом из Советского Союза. Нас приучили к надёжности и гарантированности того, что будет завтра. Людям старшего поколения сейчас крайне сложно перестроиться на состояние бесконечной турбулентности, и это нужно принять.

Лейла Хусяинова
— Возможно, кризисы нам даются для того, чтобы мы стали другими. Подчеркну, что не только нынешний кризис вселенского масштаба, но и каждый личный кризис, через который мы проходим несколько раз в течение жизни. Не бывает на этой земле, как вы сказали, жизни на райском острове.

Становиться другим страшно. Когда случается обвал в жизни, всё не так, как прежде, возникает необходимость измениться. Есть такое выражение: «Не можешь изменить ситуацию, измени отношение к ней». Но по мне, если расшифровывать, то получается: «Ты должна быть иной». Это страшно. Мы привыкли быть такими, какие мы есть, чтобы всё было понятно, всё было удобно. Что делать с этим страхом? Согласны ли вы с тем, что кризис — это ещё и очень мощная трансформация, личного характера?

— Для нас стабильность — это гарантия того, что с нами всё хорошо. Когда мы переходим в другое состояние, то это воспринимается как наказание. То есть «я что-то сделала не так, раз сейчас мне приходится меняться». Движение — это закон нашей цивилизации. Мы не можем застыть в одном состоянии. Мы — не горы. Каждое изменение делает нас лучше, если мы делаем правильный выбор.

Если мы воспринимаем изменения как ухудшение себя, значит, будет хуже. У нас будут испорченные нервы, а плач и переживания эмоционально изматывают.
Отношение к переменам — это исключительно наш выбор. Недаром говорят: «Если у вас есть страх, надо идти туда, потому что там самый сильный, самый серьёзный и самый главный ваш ресурс».
Надо понимать, что есть ещё наше тело, которое имеет свою химию. Оно привыкло вырабатывать определённые вещества, гормоны.

Конечно, тело недовольно, когда его раскачивают и выводят из системы. Оно тянет нас обратно. Я не могу подсказать никаких инструментов, которые бы облегчали это состояние. Нам нужно минимум 21 день, чтобы свыкнуться с мыслью, максимум — полгода, чтобы поменять привычку. Такие перестройки происходят постепенно. Сейчас нам приходиться взрослеть экстренно. Нужно относиться к переменам, как к какой-то жизненной игре.

Я ни в коем случае не хочу как-то обесценить то, что сейчас происходит, и внести сколько-нибудь юмора. Да, это совершенно не смешно. Но тем не менее жизнь — это череда очень интересных событий. У некоторых людей почему-то образуется стремление врасти в землю, окопаться и оборонять свою стабильность, а её никогда не будет. Всю жизнь будем плыть, качаясь на этой лодочке, балансировать, приспосабливаться, менять парус.

Когда человек идёт на паруснике, он не думает о том, какой плохой ветер, почему не дует всегда туда, куда мне нужно, и за что мне всё это. Он бегает по реям, настраивает паруса, с одного борта бегает на другой.

Он понимает, что если не будет двигаться, он погибнет, так как его просто накроет волна.
Поэтому сейчас нужно уметь настраивать свои паруса и продолжать движение вперёд. В этом и есть жизнь. То, что происходит, — очень тяжелая, но очень интересная история. Это наша жизнь теперь. Стабильности не будет никогда. Это просто нужно принять, как бы нам ни хотелось другого.
— Стабильность в том, что стабильности не будет никогда.

— Абсолютно с вами согласна, это факт.

Подозреваю, что часть этой истины действительно станет одним из факторов какого-то выхода и личной здоровой психики. Ольга, вы можете поделиться с нами каким-то случаем из тех, с которыми пришлось столкнуться в службе 24/7? Случаи, которые стали не столько тяжёлыми или отчаянными, сколько показались любопытными. С чем вы не предполагали столкнуться?

Ольга Богомолова
У меня был случай, когда человек обратил внимание на то, что я не только психолог, но и сексолог. Он обратился с вопросом: «Почему в момент, когда вообще рушится всё, увеличивается сексуальное желание?» Он читал в книжках, что оно должно полностью закончиться. Я ответила так: «Это ваша особая реакция организма на происходящее. Далеко не все в такой ситуации теряют либидо. Оно просто немного смещается из одного сектора в другой. Вы устроены так, что вам очень нужно в данный момент почувствовать поддержку, взаимодействие с человеком через секс — это очень хорошее подтверждение того, что вы не один, когда вы в паре».

У меня была довольно интересная консультация. Я понимала, где сейчас человек находится и что его должно волновать другое. Но порадовало, что мы не теряем себя вообще ни в какой ситуации. Потому что все остальные запросы касались только одного: «Как мне это пережить? За что мне это? Что будет если??? Я боюсь за своих детей. Я боюсь за свои деньги. Я не знаю, что мне делать, куда мне ехать или не ехать, оставаться? Как мне дальше жить?»

За всё время моей работы в службе поддержки 24/7 ни одного раза не было, чтобы меня кто-то в чём-то обвинил. Разные были люди, в том числе и те, кто сейчас находится в зоне боевых действий. Но никто не предъявил мне ничего за происходящее. Для меня это было очень важно, потому что я читаю другие чаты и там совсем иная обстановка.


— Получается, что, с одной стороны, у нас большой вопрос, что будет завтра, а с другой, мы всё равно продолжаем жить. Надо познавать себя, знакомиться с самим собой. Ольга, что бы вы сейчас порекомендовали людям: изучать психологию, покупать специальные курсы или лучше пойти купить гречку? Что лучше в такой ситуации: взять паузу, переждать или продолжать искать ответы на свои вопросы?

Сейчас самая лучшая инвестиция в будущее — это инвестиция в своё эмоциональное здоровье.

Я бы посоветовала прежде всего курсы по стабилизации своего эмоционального состояния, потому что в состоянии стресса правильный выбор сделать невозможно.

Я не побежала закупать гречку, не запасалась сахаром, хотя у меня не маленькая семья. Подумала, что как-то все само собой сложится. Можно с этим соглашаться, можно не соглашаться, а можно говорить, что это настоящая позиция страуса, который прячет голову в песок. Один очень умный, уважаемый мной человек сказал, что одобряя или возмущаясь каким-то событием, мы только усиливаем его. А если мы хотим, чтобы это закончилось, мы должны принять его. Принять то, что сейчас оно есть, и не испытывать по данному поводу никаких эмоций, ни отрицательных, ни положительных. Только таким образом воинствующий эгрегор будет ослабляться. Но это разговор про несколько другие материи и энергии. Может быть, он не всем интересен и понятен, но мне это очень откликнулось.

Я буду делать то, что я должна на своем месте. Помогать тем, кто в этом нуждается. Оценивать все это не буду, потому что у меня слишком мало информации для того, чтобы сказать правильно это или нет.
Тратить свои эмоции и время на осуждение — это не моё. Я больше пользы принесу, когда буду тратить это же время и энергию на людей, которые нуждаются в моей помощи.

Лейла Хусяинова
— Ольга, это очень перекликается с моими мыслями. Мы говорили о том, что сейчас идет масштабное переосмысление ценностей. На мой взгляд, сейчас смысл становится важнее целей и мечтаний. Важно, чтобы каждый из нас придавал смысл происходящему рядом. Не тому, что происходит в большом масштабе, а событиям в своём маленьком внутреннем домике. Найти, в чём этот смысл для себя лично. Когда находится смысл, то появляются и силы идти дальше. Как вы считаете: смысл или цель?

— Я думаю, что смысл, потому что цели могут меняться. В течение нескольких дней они могут измениться кардинально. И надо быть готовым к тому, что такая перемена в жизни для чего-то нужна. И сразу же думать: «Зачем это мне?», а не: «За что это мне?» Это совершенно разные смыслы. Сейчас такое время, когда будет выживать более гибкий. Гибкость и способность адаптироваться к новым условиям — это главные качества современного человека. Если мы будем цепляться за какие-то негибкие конструкции, мы очень быстро сломаемся.

Всё, что крепко выстроено у нас внутри, позволяет нам сейчас выжить. Вопрос в том, насколько мы умеем управлять нашими эмоциями и держать их под контролем, не выпуская наружу то, что не нужно. У каждого есть свой Минотавр. Сейчас очень многие выпустили его. Однако нужно держать его под контролем всегда. Мы все состоим из света и тени.

Конечно, у каждого полно своего теневого, и это тоже нужно принимать. Если вы боитесь, то это не значит, что вы трус. Вы нормальный человек. Испытывать страх в такой ситуации совершенно естественно и стыдиться этого не нужно. Вы должны это проживать и идти дальше.

В данном случае очень страшно, что такое где-то рядом, затрагивает многих. Это очень больно. У многих там находятся родственники, друзья, колоссальные связи. Поэтому я понимаю людей, которые сейчас с трудом сдерживают свои эмоции и дают какие-то оценочные суждения. Я помогаю просто прийти в себя для того, чтобы направить всю энергию, которая сейчас есть, вглубь, на развитие самого себя.
Кризис — это прекрасно.
— Ольга, хочу вернуться к уже звучавшей сегодня мысли. Вы говорите, что в кризис надо задавать себе вопрос «Для чего это?» Но, возможно, иногда стоит себя спросить: «За что?» Приведу пример из своей жизни. Вчера я шла в магазин. У нас обильно таял снег, поэтому на дорогах грязь и жижа. Мимо пролетела машина, обдав меня этой грязной жижей. Я посмотрела вслед этой машине и сказала: «Дружок, когда у тебя в жизни появятся неприятности, не задавай себе вопрос: «За что мне это?» Вот за это! За то, что я стою сейчас, облитая жижей с головы до ног. Может быть, когда в нашей жизни что-то случается, имеет смысл себе задать вопрос: «Может, где-то в прошлом я наследил?» Чтобы хоть немного сделать себя лучше.

— Вы знаете, я в такой ситуации себе говорю: «Оль, пусть это будет самое плохое, что с тобой сегодня могло случиться».

Потом я пытаюсь представить себе, что же заставило этого человека вот с такой скоростью ехать. Может быть, у него в машине ребенок, который нуждается в помощи, и он везёт его в больницу. Может быть, у него жена рожает или болит зуб? Да, я не знаю, но я не верю в то, что этот человек сознательно нажал на газ для того, чтобы идущую по обочине женщину облить водой. «Слушай, дружок, если тебе так плохо, если тебе это доставило удовольствие, ну значит, сейчас тебе стало хорошо. Значит, кого-то ты, наверное, не убьёшь на дороге, на кого-то ты не наедешь».

Во всём можно найти плюс. Но меньше всего я интересуюсь тем, что я в жизни не так сделала. Может быть, именно сейчас нужно, чтобы я пошла домой и переоделась? Если бы я села на этот автобус, то он попал бы в аварию? Фантазировать можно бесконечно. Нужно иметь доверие к миру и понимать, что всё делается во благо. Как бы это не звучало страшно для тех, кому сейчас намного хуже, чем нам с вами.

Все мы ошибаемся. Но привыкли смотреть на ошибку не как на опыт, а как на нечто стыдное. Шесть с половиной миллиардов людей на земле выросли, не ошибаясь? Ребенок много падает, когда учится ходить. Если бы он упал один раз и ушибся, второй раз — ушибся, а в третий раз даже не стал пытаться, потому что ему больно, он бы никогда не научился ходить. Дети, слава Богу, лишены этого страха совершить ошибку. Они продолжают до тех пор, пока у них не получится.

Вот и мы должны научиться этой детскости. Ошиблись. Освоили этот опыт. Присвоили себе то, что должны были, поняли, в чём были где-то неправы, что-то где-то недоработали. Идём дальше, идём пробовать. Очень часто я работаю с женщинами, которые говорят: «Я боюсь выходить замуж, я один раз уже обожглась, теперь я боюсь всех мужчин». Так вот это примерно то же самое.

Получили опыт. Идите дальше, и не надо бояться.
Не надо придумывать ничего, что это вам за то, что у вас бабушка увела мужа у кого-то, что это вы за её грехи расплачиваетесь. По поводу предков всё очень просто. Ничего, кроме любви и благодарности, к своим предкам испытывать не нужно.

Не надо их осуждать и копаться в их личной жизни. Собственно говоря, они все жили для того, чтобы сейчас жили вы. И тогда вы понимаете, что у вас за спиной два огромных крыла ваших предков, которые прожили свои судьбы так, как они могли, и для того, чтобы сейчас воплотились в эту жизнь вы. Не нужно их осуждать и обсуждать. У каждого в роду могут быть убийцы, насильники и воры, кто угодно. Они все живые люди, прошедшие Революцию, Гражданскую и Отечественную войны.

Они все очень разные. Где-то, возможно, они совершали какие-то ошибки. Всё возможно. Но в конечном итоге, они жили для того, чтобы сейчас жили вы.

Любите их всех. Я опять возвращаюсь к своему последнему пункту. Мы все про любовь. А любовь не терпит осуждения.


— Ольга, а если мы все про любовь, что значит для вас прощение?

Ольга Богомолова
— Это очень сложный вопрос, однозначно на него не смогу ответить. Здесь нужно выбрать хотя бы какой-то конкретный пример и на него опираться, анализировать. Допустим муж ударил жену. В моей картине мира это совершенно немыслимо. Физическая агрессия мужчины по отношению к женщине в моей системе координат не существует. Давайте анализировать, почему это вообще произошло. Когда ты понимаешь причину, почему человек так сделал, ты перестаёшь на него обижаться. Но это не значит, что ты разрешаешь ему сделать это снова. Это две большие разницы. Как после такого расстаться друзьями? Если бы меня ударил мужчина, мы бы расстались. Я понимаю, что в его семье папа бил маму. Он это видел. Он не умеет владеть собой, когда находится в состоянии стресса. У него было много всего, что привело к тому, что он попытался меня ударить или ударил. Но это не значит, что я продолжу позволять ему это делать. То есть: «Ты, дружок, либо учишься договариваться с собой, либо мы расстаёмся». И я, наверное, приму на себя ответственность в том, что я не замечала этого раньше.

Я уверена была в том, что этого не может случиться, хотя я видела, что по отношению к другим он это допускал. То есть это мои легкомысленность и беспечность привели к тому, что я себе внушила, что по отношению ко мне этого быть не может. Значит, мне нужно быть более осторожной, более разумной, больше смотреть на бэкграунд человека, на его опыт. Я понимаю, что произошло, но не принимаю в свою жизнь. Со мной такого происходить не должно, потому что я не сделала ничего, за что могла бы получить пощечину. Я не кричала, не визжала, не напирала на него какими-то эмоциональными инструментами. Женщины иногда бывают очень навязчивыми в своих просьбах, в своих реакциях, и я допускаю, что мужчины могут иногда от этого вибрировать. Одни умеют держать себя в руках, и тоже не представляют, как можно ударить женщину, а другие выпускают своего Минотавра. То есть понять — это и есть простить. Но ваши личные границы должны быть незыблемы. Вы должны уметь отстаивать их. Это про любовь к себе.

Когда мы говорим о любви, мы имеем в виду, что начинаем с любви к себе. Сначала полюбите себя, а потом уже других. Потому что вы часть этого мира. Это и есть прощение. Возможно, я привела примитивный пример. Но с трудом представляю, что можно простить убийцу. Хотя можно разбираться и анализировать: почему он так сделал, что к этому привело? Нужно понимать причины поступков. Это важно особенно на начальном этапе, когда ты просто учишься любить, а потом это происходит уже как-то самопроизвольно. Позже прививается умение всё анализировать, и уходят из жизни обида, гнев, агрессия, чувство стыда, вины, и жизнь становится намного спокойнее.

— Ольга, время нашего интервью подходит к концу. Пока мы ещё дети, мир вокруг прекрасен. Когда нам плохо, подошла мама, пожалела — боль прошла. По мере взросления у нас накапливается опыт, который уже заставляет смотреть на мир более объективно, более трезво, более здраво. Человек задумывается над тем, что нужно множить свет и любовь. Но приходит и понимание, что есть боль, обиды и разные другие негативные вещи. С высоты вашего личного, жизненного и профессионального опыта, дайте нам капельку оптимизма: скажите, взросление личности — это про приумножение любви?
Взросление — это спрашивать себя каждый раз, что я могу сделать для себя, для этого мира, потому что понимаешь, что в этом мире всё зависит от нас самих. Для меня взросление — это про ответственность.
Когда ты сам, в этой маленькой точке, где сейчас находишься, спрашиваешь: «Что я могу изменить?» Если ты можешь изменить только своё внутреннее состояние, это уже очень много. Если ты выходишь из дома и улыбаешься соседке; если ты открываешь дверь старушке, которая выходит из подъезда; если ты пропускаешь даму, которая спешит по тротуару; если ты притормаживаешь, чтобы не облить её этой жижей, то это уже очень много. Мы как-то мыслим глобально, что нужно любить всех, но давайте начинать с малого. Вот до чего мы можем дотянуться, то и надо любить.

Если все будут делать так, то, наверное, у нас потихонечку всё наладится.
Любите тех, до кого можете дотянуться. Эта волна, которую мы запустим, распространится по всему миру.